July 21st, 2015

Путь в политику по-русски. Часть 4.


Татьяна Сухарева, начавшая путь в политику, а попавшая на нары, не только описала свои злоключения, но сделала важные выводы. Важные для каждого из нас. Публикую, пожалуй, самую важную часть черновиков автобиографической повести, над которой работает Татьяна.
Collapse )

Мега-распил, или НКО без иностранных денег расцветают

Сколько стенали нытики и маловеры, что некоммерческие объединения без иностранных грантов загнутся, а с ними умрет и всяческая гражданская активность. Ан нет, наоборот! Цветут НКО буйным цветом, аки лебеда за сортиром!

Вот вам пример. 13 февраля 2015 года регистрируется автономная некоммерческая организация «Крымский российский военно-исторический центр». А уже 25 мая свежеиспеченная организация получает в безвозмездное пользование два пансионата на крымском побережье.

Юная некоммерческая организация получает не только недвижимость, но и бюджетные (заметьте, не гранты!) средства на ее содержание и реконструкцию. Министерство культуры России выделило 100 миллионов рублей на реконструкцию только одного кинотеатра, который достался успешному НКО.

Потрясающая история успеха так и подталкивает к интервью с удачливыми общественниками, добившимися за несколько месяцев таких невиданных достижений. Кому же адресовать вопросы?
минкульт
А вот смотрите: 100 000 000 рублей от Министерства культуры получил министр культуры, но уже как частное лицо. Его подельник напарник ‒ Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Крымском федеральном округе.

Признаться, в этой ситуации прямо радуюсь повышенному вниманию правоохранительных органов к НКО. Полагаю, министр культуры, перекинувший в свой карман сотню миллионов вместе с двумя крымскими пансионатами и кинотеатром, заинтересует соответствующие органы.

Ликбез для крымчан: положить на кластер с прибором

Напомню, я начал вести ликбез для новых россиян, дабы они, по-наивности, не лезли со своим уставом в свой (ну да, теперь-то уже свой) монастырь. Выбрали Россию ‒ привыкайте к российским порядкам. А то ишь,  Правительство Севастополя собирается создать приборостроительный кластер!

Дорогие крымчане, перед тем, как плыть против течения, следует, все же, хоть слегка изучить, как Россия относится к приборостроению. Самим лень разбираться ‒ я расскажу.
прибор
Начнем с лидера и, к чему скрывать, монополиста. «Уральский приборостроительный завод» производит уникальные, сложнейшие гироскопические приборы и оборудование авиационного назначения. Потребители ‒ оборонка, армия, авиация, флот, силовики, авиакомпании и авиаперевозчики. Начинается история завода с 1785 года, когда крестьянин Трындин основавал в Москве свою оптическую мастерскую.

Так вот, супер-предприятие в 2009-м чуть не стало банкротом. Затем чуть не стало банкротом в 2010-м, 20111 и 2012-м. Но в 2013-м щедрое российское государство вбухало в полумертвого лидера миллиард рублей.

И… и в 2014-м Администрация Екатеринбурга потребовала обанкротить разжившееся с казенных денег предприятие за хроническую неуплату долга. Правда, тогда удалось договориться о реструктуризации долгов.

В прошлом году, не смотря на миллиардные инвестиции, чистая прибыль завода сократилась на треть. Что ждать в текущем году? А чего ждать-то, если в отчете за I квартал 2015 года откровенно говорится, что все имущество ‒ и здания, и оборудование, и земля ‒ заложены, а «Конкурентоспособность ограничена невозможностью использования авиационной продукции на последних модификациях летательных аппаратов»? Только оборонный заказ пока и выручает.

Не менее уникальное «Уфимское приборостроительное производственное объединение», не смотря на бюджетную кормушку в виде федеральной целевой программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011-2020 годы», распродает станки и непрофильные активы. А что делать при убытке в 86,91 миллионов за год, сокращениях и неполной рабочей неделе?

И это еще – хорошие результаты. Московский ЗАО «Завод электронных приборов» банкрот с 2011 года, как и нижегородский «Приборкомплект». В 2012 году банкротами стали бурятский «Байкал-Прибор-Водоканал», столичный ООО «Завод электронных приборов», «Георгиевский завод полупроводниковых приборов» (Ставропольский край),

у «Тюменского приборостроительного завода» в 2012-м банкротом пока признана только дочка ‒ «УК «ТПЗ». В 2013-м разорились и были признаны банкротами ярославский «Каскад-прибор-С» и саратовское «Опытно-конструкторское бюро приборостроения». На погрязших в долгах «Московском заводе электроизмерительных приборов» и «Прохладненском заводе полупроводниковых приборов» процедуры банкротства начаты уже в этом году.

Среди недвно обанкротившихся приборостроителей России ‒ «Арзамасский завод многофазных измерительных приборов», рязанская «Первая приборная фабрика», «Завод химико-лабораторной посуды и приборов «Дружная Горка», «Ковровский приборостроительный завод», «Пензенский завод точных приборов», «Саратовский завод приборных устройств», «Специальное конструкторско-технологическое бюро по проектированию приборов и аппаратов из стекла», «Чапаевский завод измерительных приборов», «СибТензоПрибор», Прозводственно-коммерческое предприятие «Двигатели, приборы, автоматы»

Ну что, крымчане, теперь понятно, нужно ли России приборостроение и, извиняюсь за грубое слово, кластер? Даже госпрограммы и федеральные миллиарды не могут помешать разорению приборостроителей. Так к чему предлагать создать в Крыму то, что в материковой России давно и успешно отмирает… или старательно уничтожается?