Category: производство

Турецкий вопрос. Точнее, три вопроса

Приятно, конечно, пребывать в иллюзии, что Турция ‒ дикая страна, способная, разве что, растить фейхоа и выкручивать из полотенец лебедей на кроватях в отелях. Однако, неплохо бы знать, что, например, основным экспортным товаром Турции являются транспортные средства. А основным им потребителем ‒ Евросоюз. Так, в 2013 году Турция экспортировала в Германию авто на $3 млрд., во Францию ‒ на $2,4 млрд., в Великобританию – на $2,1 млрд.
триво
Collapse )

Как украинская килька акулу российского бизнеса съела

Ах, килька, знать она сильна, раз лает… То есть, не лает, а съела акул. Впрочем, начнем с начала.

Впервые проблема украинской кильки всплыла в конце лета 2013 года. Рыбзаводы Краснодарского края пожаловались, что с украинской килькой конкурировать просто невозможно: «Украинские консервы у нас в рознице стоят примерно по себестоимости кубанских».

К весне 2014 года, к самому разгару импортозамещения, «Ахтарский рыбзавод», один из двух действующих в Краснодарском крае, был признан банкротом и торопливо пущен в распродажу.

Однако, осенью 2014-го тогдашний глава Кубани Александр Ткачев заметил пострадавших от кильки: «Тридцать лет назад Приморско-Ахтарский район гремел на всю Россию как крупнейший рыбопромышленный центр. А сегодня два крупнейших в районе предприятия ушли в историю, на грани закрытия еще одно ‒ «Ахтарский рыбзавод». В то же время спрос на отечественную рыбную продукцию по-прежнему высокий, особенно в условиях санкций».

И это помогло! Ткачеву. Его забрали в Москву. А заводу – не помогло. Завод теперь распродается по цене 600 рублей за квадрат недвижимости. (1, 2, 3, 4)

Что же это за украинская килька, которая акулу бизнеса скушала, нужное народному хозяйству предприятие изничтожила? Может, кильку пираньей зовут?

Нет, ту рыбку, которая съела акулу бизнеса ‒ крупнейший рыбзавод ‒ зовут российская власть.

Жалуясь на украинскую кильку, заводчане жаловались и на то, что российское законодательство не позволяет ловить рыбу круглый год, как это делают украинцы. Плюс создаются законодательные условия, по которым содержать много кораблей ‒ не рентабельно.

Но ведь законы ‒ это не стихия, это правила, выдуманные депутатами Госдумы. То есть, законодательная власть высосала из пальца такие законы, по которым заниматься ловлей и переработкой рыбы не выгодно. А выгодно уничтожить предприятие, распилить его на куски.

И еще один нюансик. Когда-то некие мошенники набрали кредитов под гарантии успешного завода. А когда выяснилось, что кредиты не вернутся, пострадавшими оказались как банк, так и поручитель ‒ рыбзавод. Однако, в нашей стране законы, придуманные депутатами таковы, что банк в такой ситуации не пострадает, а все долги повесят на производителя.

Судебная власть, разумеется, тоже не стала заботиться о производстве и признала его банкротом, повесив на рыбзавод долги мошенников в 1,3 миллиарда.

Так что не будем грешить на украинскую кильку, сожравшую надежду импортозамещения, не в кильке дело. Во власти. И не в украинской, а в отечественной.