Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Турецкий вопрос. Точнее, три вопроса

Приятно, конечно, пребывать в иллюзии, что Турция ‒ дикая страна, способная, разве что, растить фейхоа и выкручивать из полотенец лебедей на кроватях в отелях. Однако, неплохо бы знать, что, например, основным экспортным товаром Турции являются транспортные средства. А основным им потребителем ‒ Евросоюз. Так, в 2013 году Турция экспортировала в Германию авто на $3 млрд., во Францию ‒ на $2,4 млрд., в Великобританию – на $2,1 млрд.
триво
Collapse )

В поисках отечественных пособников террористов

«Очевидно, что Россия не может быть экономическим партнером пособников террористов»,‒ говорят российские власти. А «Первый канал» почти непрерывно рассказывает, как давно и нагло Турция работает на террористов.
долой
Collapse )

От россиян скрывают грядущий апокалипсис

«Раша Тудей» рассказала англоязычной аудитории о том, что «миллиарды людей полетят в ад по «американским горкам». Но журналисты российского СМИ не удосужились перевести страшную весть на русский.
кролун
Тетрада кровавых лун, описанная в Библии, приведет к невиданному краху мировой экономики, сообщает «Раша Тудей». На Западе истерия вокруг нынешнего сентября достигла апогея, а нас не предупредили.

Collapse )

Как украинская килька акулу российского бизнеса съела

Ах, килька, знать она сильна, раз лает… То есть, не лает, а съела акул. Впрочем, начнем с начала.

Впервые проблема украинской кильки всплыла в конце лета 2013 года. Рыбзаводы Краснодарского края пожаловались, что с украинской килькой конкурировать просто невозможно: «Украинские консервы у нас в рознице стоят примерно по себестоимости кубанских».

К весне 2014 года, к самому разгару импортозамещения, «Ахтарский рыбзавод», один из двух действующих в Краснодарском крае, был признан банкротом и торопливо пущен в распродажу.

Однако, осенью 2014-го тогдашний глава Кубани Александр Ткачев заметил пострадавших от кильки: «Тридцать лет назад Приморско-Ахтарский район гремел на всю Россию как крупнейший рыбопромышленный центр. А сегодня два крупнейших в районе предприятия ушли в историю, на грани закрытия еще одно ‒ «Ахтарский рыбзавод». В то же время спрос на отечественную рыбную продукцию по-прежнему высокий, особенно в условиях санкций».

И это помогло! Ткачеву. Его забрали в Москву. А заводу – не помогло. Завод теперь распродается по цене 600 рублей за квадрат недвижимости. (1, 2, 3, 4)

Что же это за украинская килька, которая акулу бизнеса скушала, нужное народному хозяйству предприятие изничтожила? Может, кильку пираньей зовут?

Нет, ту рыбку, которая съела акулу бизнеса ‒ крупнейший рыбзавод ‒ зовут российская власть.

Жалуясь на украинскую кильку, заводчане жаловались и на то, что российское законодательство не позволяет ловить рыбу круглый год, как это делают украинцы. Плюс создаются законодательные условия, по которым содержать много кораблей ‒ не рентабельно.

Но ведь законы ‒ это не стихия, это правила, выдуманные депутатами Госдумы. То есть, законодательная власть высосала из пальца такие законы, по которым заниматься ловлей и переработкой рыбы не выгодно. А выгодно уничтожить предприятие, распилить его на куски.

И еще один нюансик. Когда-то некие мошенники набрали кредитов под гарантии успешного завода. А когда выяснилось, что кредиты не вернутся, пострадавшими оказались как банк, так и поручитель ‒ рыбзавод. Однако, в нашей стране законы, придуманные депутатами таковы, что банк в такой ситуации не пострадает, а все долги повесят на производителя.

Судебная власть, разумеется, тоже не стала заботиться о производстве и признала его банкротом, повесив на рыбзавод долги мошенников в 1,3 миллиарда.

Так что не будем грешить на украинскую кильку, сожравшую надежду импортозамещения, не в кильке дело. Во власти. И не в украинской, а в отечественной.

Продаю деревню с крепостными

Первое: это не фейк. Действительно продается новгородская деревня Барсаниха вместе крепостными крестьянами. Причем недорого, всего за 4 миллиона 320 тысяч 600 рублей.

Ну а теперь ‒ подробности. Деревенька, признаться, захудалая. Барин из меня никакой, крепостных заставить толком работать не смог. А они ‒ то трактор на металлолом сдадут, то сарай на дрова растащат-с. Долги-то перед Россией растут ‒ подати казенные платить нечем.

И потащила Рассеюшка меня в суд, дабы окончательно разорить. Ну а суд российский разве ж примет решение супротив России? Нет, конечно. И 28 июля 2014 года, по требованию мытарей государевых, судьи государевы приняли решение: признать сельскохозяйственный производственный кооператив «Восход» несостоятельным (банкротом) и открыть в его отношении конкурсное производство.

А что такое конкурсное производство? Это распродажа с молотка, с аукциона-с. А имущество-то какое? Контора, склады, коровники, силосные ямы, разукомплектованный комбайн да жилье колхозников. Дома-то сотрудников СПК «Восход» на балансе этого самого СПК.

И вот, на электронной площадке появляется объявление. В нем весь списочек: и контора, и дома, и фамилии крепостных, в этих домах проживающих. Причем, крепостные описаны как следует ‒ с их особенностями и проблемами. Так Орлов Сергей Анатольевич, проживающий в Барсанихе по адресу Молодежная, 14, десять лет не платил за квартиру, 10 лет, а крепостная Иванова лишена родительских прав.

Новое время ‒ время распила

Есть на глобусе такая здоровенная страна ‒ Россия, в ней ‒ огроменный Пермский край, и уже в оном крае располагается небольшой городок Кизел. Где, как водится, имеется собственная газета с бодрым названием «Новое время». Подобно многим тысячам районок, газета не какая-нибудь там частная, а самый что ни на есть МУП ‒ муниципальное предприятие. Учредитель ‒ администрация Кизеловского
муниципального района.

Между многословных решений районного земского собрания и прочих официальностей, умудряются газетчики и новости публиковать, и рекламку. Кроме коммерческой рекламы, которой не так уж и много, есть волшебная рубрика «Как живёшь, Пермский край?», статьи в которой публикуются в рамках государственного контракта.

Казалось бы, живи ‒ не тужи. Ан нет, как-то так получилось, что задолжала редакция бюджету смешные 90 тысяч по НДС, да налоговики 73 тысячи пени накрутили. Ерунда, вроде бы, для района, но почему-то не выделял район оных денег, и в редакции ‒ вот чудо ‒ тоже не нашлось искомой суммы.

И в 2009 году потребовала налоговая инспекция нещадно обанкротить газету. Правда, в ходе наблюдения временный управляющий выявил признаки преднамеренного банкротства, но суду это не помешало признать-таки МУП-редакцию банкротом.

С 2009-го шло время, газета выходила (вот, например, номер за 28 декабря 2013). Но дележ вкусняшек все же начался. В октябре прошлого года конкурсный управляющий объявил, что за 242 659 рублей продается служебная квартира в 31,3 кв.м. на первом этаже в трехэтажном жилом доме. Конечный срок подачи заявок на аукцион ‒ 6 марта 2015 года. Но… но уже 23 декабря 2014-го управляющий отчитался, что квартира продана. Наталья Владимировна из Усть-Лабинска не стала ждать марта, а купила квартирку за 196 554 рублей, по 6340 рублей за «квадрат».

Ну, как купила – цену назвала, а деньги не внесла. Пришлось квартирку перепродавать. И, по моей информации, купила ее за ту же сумму тоже Наташа, но из поселка Березовский Свердловской области. Договор заключен 13 февраля.

Но это еще цветочки, а не распил, настоящий распил только начинается.
оц
Было у редакции двухэтажное здание в Кизеле по Ленина, 18. Площадь ‒ 176 «квадратов». Его управляющий начал продавать 24 ноября 2014-го, назначив дедлайн по заявкам на 29 июля. Начальная цена за двухэтажку в центре городка ‒ 1 270 800 рублей. Но! Каждые 10 рабочих дней цена снижается на 5% от начальной. По моим прикидкам, на нынешний день истекло уже 53 рабочих дня, цена уже меньше на четверть, то есть достигла 953 100 рублей. К концу подачи заявок здание потеряет 80% цены и будет продаваться за 254 160 рублей, по 1444 рубля за квадратный метр.

Но, вот беда, интуитивно чувствую, что договор купли-продажи снова будет заключен несколько раньше окончания приема заявок. Возможно, это покажется интересным коллегам-журналистам из редакции, которую беззастенчиво грабят. Если, конечно, коллеги сами не в доле.